Учение о синъицюань

Синъицюаньсюэ

Сунь Фуцюань

Перевод с китайского: Турышев Е.В.
Омск, 2003г

Предисловие к "Учению синъицюань"

Все воинские искусства происходят от Дамо, только делятся на ветви и направления, в действительности это разнообразие кажущееся. Некоторые стили практичны, но не привлекательны на вид, некоторые ценят верх и низ, отступление и наступление более чем содержание и применяют это, постоянно натыкаются на преграды и потому терпят поражение.

Вошедшие во врата кулачного искусства, говорят, что тайцзи – это первые ворота, среди обывателей же передаются "Ватные ладони [мяньчжан]" и "12 отрезков восьми пределов [бацзи шиэрцзе]", но вся их сила не выше способностей заурядного человека. Другие специализируются на туна и даоинь, подобно "Пяти животным" и "Восьми кускам парчи", эти не способны что-либо сделать против атаки противника рукой или ногой, и не могут приспособиться к обстановке. Лишь синъи, который выходит и разрастается из Великого предела [тайцзи], неисчерпаем в применении. Человек в годах, ученый, женщина или девушка – нет таких, кто не смог бы им заниматься, нужна только свободная одежда с широким поясом, каждый может вступить в Дао и проникнуть в Дух.

Почтенный Коулоу [горбун], ловец цикад, мог, не роняя, удерживать пять глиняных шариков на палке, и тогда собирал всех цикад. Почтенный Люй Лян мог ступать по воде и двигаться вместе с её течением. Пао Дин за 19 лет разделал несколько тысяч коровьих туш, при этом нож его не затупился. У Чжуанцзы встречаем много подобных историй, всё же это вещи недостижимые и выдающиеся. Великий наставник этого цюаньшу Го Юньшэнь, как я слышал, мог пробивать стены, ещё мог отбросить на несколько шагов и опрокинуть на землю пятерых здоровых парней, когда те упирались ему в живот шестами, и это всего лишь колебаниями ци в животе.

Господин Сунь является его последователем, от него и идёт тонкое искусство господина Суня, ясно без лишних вопросов. В прежние годы мне доводилось видеть книгу по кулачному искусству и технике сабли [даофа] Ван Юйю из Угуншаня, которая мне понравилась, однако я не имел свободного времени, чтобы сделать список. Теперь, по прошествии 20 лет, невозможно вспомнить это кулачное искусство, вспоминаются только основные принципы: воля, ци, сила; сила – не есть собственная сила, а сила противника; соединив все силы, принцип [дао] хранят в применении, и так, в пределе, добиваются способности сотрясать горы и взбалтывать море, парить между небом и землёй. Эти достижения воли, ци и силы и то, что сегодня передаёт господин Сунь не имеют ли один исток? Возможно исток один, различаются лишь ветви и течения. Господин Сунь – тот, кто может знать это – передал свои знания в этой книге безо всякой утайки.

Чжао Хэн, Сянфань, 1915г. 5 месяц

Предисловие

Каждый рождённый в этом мире, хочет прожить больше лет в здоровье и силе, и нет таких, кто не хотел бы улучшить своё здоровье. В древности существовали такие искусства как туна и даоинь, но их последователи не избежали впадения в крайности, этой болезни мудрецов. В настоящее время Китай динамично развивается, занимает своё значительное место в мире, разговоров о здравоохранении ведётся предостаточно. К сожалению, встречается много взрослых и подростков, с высохшими телами и слабым духом, страдающих от многочисленных болезней, в чём причина такого положения?

Всё дело в простом незнании принципов укрепления здоровья. Люди ценят жизнь дороже драгоценной яшмы, но знают только что нужно питать [ян] здоровье, но не знают, откуда это питание, какой прок тогда от разговоров о здравоохранении? Раньше говорили, что первоначальное тело [сяньшэнь] рождено прежним небом [сяньтянь], последующее тело [хоушэнь] рождается последующим небом [хоутянь]. Ци прежнего неба находится в почках, ци последующего неба – в селезёнке. Ци прежнего неба – сущность ци, для сущности главное – покой, поэтому дух-шэнь накапливается, пружина – в покое.

Ци последующего неба – применение ци, в применении главное – движение, дух-шэнь испускается и имеет место движение, которое соответствует циклическому взаимопорождению пяти видов ци - воды, дерева, огня, земли, металла – пяти внутренних органов цзан. Это движение следует ци космических пяти стихий, течёт по кругу без перерывов, достигает ушей, глаз и костей, дух-шэнь начинает двигаться - приходит мудрость. Он проходит через мышцы-сухожилья, кости, сосуды [май-ло], в результате цзин [семя, дух] начинает двигаться – приходит расцвет.

Если здоровье крепкое, то люди не видят пользы в исправлении и сохранении, так откуда могут знать это? В "Простых вопросах [Сувэнь]" сказано: "В древности, люди знавшие Путь, следовали закону инь-ян". Ещё говорят: "Современные люди идут против радости жизни, среди будней не имеют праздников, потому стареют к полста годам". И ещё: "Если в течении 49 дней меридиан жэньмай у женщины пуст, путь земли [? дидао] не проходим, внешний вид ухудшается, и она не может иметь детей". Всё это основано на знании человеческих возможностей, а не просто красивые слова, не заниматься сохранением и исправлением – не значит ли стремиться к безвременной смерти?

Недавно, мой друг, господин Сунь Лутан, показывая мне "Синъицюань сюэ", так мне сказал: "Если сможешь понять это учение [сюэ], то сможешь постичь тайну этого цюань, сможешь натренировать простую технику этого цюань, пожнёшь пользу от бесконечного его разнообразия". Я немного поизучал одно-другое и вновь попросил наставлений у учителя, он ответил так: "Пять стихий [усин] рождаются из Беспредельного [уцзи]. Беспредельное – это когда в сознании человека нет намерения и нет форм, признак предельно-чудесной сущности Прежнего неба, корень срединной гармонии, начальный исток Великого предела, инь-ян, движения и покоя. За рождение десяти тысяч вещей ответственны инь и ян, каждая вещь – Великий предел [тайцзи]. Корень тайцзи – уцзи, истинное начало [чжэньюань] человека происходит из него же, ясность души [линмин] вынашивается в нём, "Кулак пяти стихий" рождается из него, и получает от него способность к проницанию [тун].

Проницание – это изменение инь-ян всего тела человека при сохранении ясности души. Продлить жизнь человека, оздоровить его сосуды, кости, кровь и мышцы, повернуть процесс вспять, от посленебесного к прежденебесному, в этом цель искусства сохранения жизни [здравоохранение, гигиена]. Это далеко от целей чёрной магии [еретических учений]. Упражняться в этом цюань могут не только крепкие мужчины, но и женщины, старики, подростки – каждый может тренироваться удобным для него способом и получать большую пользу. В результате весь наш народ может стать здоровее". Благодаря нашей беседе я понял смысл этого учения, и узнал о желании учителя продлить жизнь современникам, на этой основе сделать государство сильным и процветающим – великий и дальновидный замысел.

Итак, корень синъицюань в Беспредельном-уцзи, поэтому это искусство способно приносить благо [дэ] соединения инь и ян, и гармонирует с порядком четырёх времён [года или суток], и его нельзя ровнять с древними искусствами туна [выплёвывание и заглатывание] и даоинь [ведение ци], тем более, современные искусства остаются далеко позади. Это учение учитель получил из уст и от сердца господина Ли Куйюаня, исток его находится в разъяснениях сунского Юэ Уму, а первоначально оно создано древним наставником Дамо. Хотя по названию это и кулачное искусство, в сущности, в нём скрыт ключ к жизни человека, великий метод оздоровления общества. Это и воинское искусство, и Путь, литература [вэнь-культура], но без затхлости, настоящая драгоценность. Завершив своё творение, учитель дал распоряжение мне написать предисловие, я взялся со страхом, не скрывая своей некомпетентности, и не смею надеяться, что эти бестолковые речи соответствуют замыслу учителя.

Ай Юйкуань

***

Я изучал искусство синъицюань у господина Лутана, почти четыре года. Начинал с простых форм, но смысл их был тонок, учиться легко, да выучить трудно. Приходят и уходят солнце и луна - рождается следующий день, лето и зима сменяют друг друга – вот и год. Синъи создан по принципу инь-ян, вытягивания-сокращения, и в нём всегда есть уходящая конечность и приходящая конечность, в продольном присутствует возвратное, за сгибанием следует выпрямление. Ци не перемещают специально, но её достаточно, силу не прикладывают, но она не исчерпывается. То, чего достигают этой практикой – это соединение инь и ян, включение в процесс творчества, что имеет единую суть с тайцзи.

Поэтому учитель начинает книгу с рассуждения о таинственной сущности тайцзи. Не разобравшись говорить, что синъи отличается от тайцзи – значит не постичь тонкие принципы цюаньшу! Только осознав идею о цельно-завершённой [хуньюань] единой ци, можно соединить воедино форму и метод тайцзи. Грубо говоря, как, тот кто, изучая тайцзи, не знает о цельно-завершённой единой ци, а только выполняет длинный кулак и тринадцать форм, может считать, что знает тайцзи? Учитель дал объяснения относительно трёх стилей – синъи, багуа и тайцзи и сплавил их воедино, и написал по ним книги. Тот, кто любит цюаньшу, должен с открытым сердцем изучать их, а искать выгоду для ума или тела – дело пустое!

Чэнь Цзэнцзэ, 1922 г, 3-й месяц, Цишуй [пров. Хэнань]

Предисловие автора

Говорят, что сначала появились Небо и Земля, затем Народ, затем множество дел, а затем ремесло музыкантов [развлечения]. Такова естественная тенденция. Это путь накопления богатства и силы, который основан на воодушевлении масс. Суть воодушевления – дух, без духа наступает слабость. Если народ слаб, может ли государство быть сильным? Если заботиться о мощи государства, необходимо чтобы представители всех общественных слоёв уделяли достаточно внимания физическим упражнениям. Когда таким образом дух народа укрепится, как может государство не стать сильным? Прежде гражданское и военное расходились друг с другом, люди культуры презирали военное искусство [ушу], военные не разбирались в тонкостях гражданских искусств, как будто между ними была проведена граница. В настоящее время государство переживает подъём хозяйственной деятельности, все дела претерпевают реформы, в учебных заведениях вводят преподавание цюаньшу, так что учащиеся получают знания и гражданские и военные, это прекрасная идея.

В юности я не имел возможности получить образование, но любил изучать воинское дело, не надеясь превзойти других в свирепой силе и храбрости, скорее стремясь получить пользу для сохранения жизни. Не ставил в доблесть грубую цзинь и свирепую силу, а считал настоящей доблестью взаимодействие твёрдого и мягкого без грубости и жестокости. Некоторое люди говорят: "Военные и гражданские науки основаны на одном принципе". Если принцип един, как разделить существенное и неважное? Так люди культуры не изучают воинские искусства, считая, что они грубы и лишены изящества. Немного изучив синъи, я увидел, что он содержит в себе уцзи, тайцзи, усин, багуа как начальную точку всех методов. Исследовав первоисточники, касающиеся других стилей – тайцзи и багуа, а также двух направлений – внешнего и внутреннего, пришёл к выводу, что хотя они произошли из одного источника, но в последующих поколениях постепенно разделились на виды и направления, и формы стали таковыми, как они есть.

Я изучаю искусство свыше сорока лет, и сейчас, недостойный, взял на себя смелость изложить в этой книге то, что получил от моего учителя устно, ещё прибавил старые записи [каноны] с пояснениями к ним, при этом держал в голове идею "излагать, а не творить". Я часто слышал от моего учителя: "Синъицюань был создан древним наставником Дамо, и имел название "Внутренний канон [Нэйцзин]", сунский Юэ Уму разъяснил его, в династии Юань и Мин не было написано книг, и передача чуть не прекратилась. На рубеже династий Мин и Цин жил в Пудуне человек по фамилии Цзи, посмертное имя Цзикэ, второе имя Лунфэн, достигший высокого уровня в воинских искусствах, будучи в Чжунанньских горах, он заполучил несколько глав трактата о кулачном искусстве [цюаньпу] Юэ Уму, соединил всё в тонком и чудесном искусстве.

Позже он передал своё искусство господину Цао Цзиу. В период правления императора Канси господин Цао трижды становился первым на государственных военных экзаменах, и занимал пост военного помощника губернатора Шэньси. После того как господин завершил карьеру, он не знал ничего лучше, как практиковать гунфу и передавать его ученикам, и оставшиеся годы провёл в радости.

От него получил искусство Дай Лунбан из пров. Шаньси. Дай Лунбан передал господину Ли Лонэну из Чжили [устар. назв. пров. Хэбэй], который в свою очередь передал искусство Го Юньшэню, Лю Циланю, Сун Шижуну (жители Чжили), Чэ Ичжаю (пров. Шаньси), Бай Сиюаню (Цзянсу). У всех были ученики. Го Юньшэнь передал Ли Куйюаню и Сюй Чжаньао, Лю Цилань – Ли Цуньи, Гэн Цзишаню и Чжоу Минтаю.

Моим учителем, на протяжении многих лет, был Ли Куйюань. Некогда в Пекине господину Бай Сиюаню довелось видеть "Кулачный канон" Юэ Уму, однако это был не оригинальная книга, а копия, сделанная последующими поколениями. Поэтому трактат был не очень ясен, к сожалению, разъяснения отсутствовали, только к каждой главе было послесловие в несколько строк. Однажды мне вдруг стало ясно, что я хочу продолжить изложение [смысла искусства] и завершить начатое. Полностью осознавая недостаточность своего образования, я, недостойный, подражал этому канону и глубоко исследовал его в своём сердце, к тому прибавил фото для каждой формы цюань, и так получилась книга. Объективно, она не соответствует требованиям к литературному произведению, но в изложении того, что изучал, я старался избежать малейшей ошибки. Надеюсь, что недостатки, которые в ней есть, со временем будут исправлены с помощью товарищей.

Сунь Фуцюань, 1916г, 1 месяц, 15 число, Баодин, уезд Вань

Пояснения

Эта книга содержит две части. Рубрикация выполнена в полном соответствии с выдвигаемыми принципами. В первой части по порядку глав раскрывается "Учение о пяти первоэлементах", туда же добавлено описание фронтальной позиции и "Учение синъи о пустоте, в которой скрыта единая ци", которые включают в себя описание начальной стойки и боковой стойки с поворотом вправо. Эти две позиции являются фундаментом синъицюань. Обобщающая глава начинается описанием "Беспредельного в синъи" и заканчивается параграфом 5 "Основной смысл тренировки в синъи". Далее идут главы первой части книги, начинаясь с главы 1 "Пицюань" и заканчиваясь главой 12 "Порождение и преодоление пяти первоэлементов". Именно в этом порядке и нужно изучать, не допуская отклонения в начале.

Во второй части книги представлено "Учение синъи о рождении и превращении двенадцати форм", она начинается с главы 1 "Учение формы дракона" и заканчивается параграфом 22 главы 14 "Аньшэньпао". В этой части есть как одиночные упражнения, так и парные танцы. Одиночные упражнения выполняются без партнёра, парные упражнения – вдвоём с партнёром. Партнёры делятся на А и Б, верхнюю и нижнюю руку [атакующего и защищающегося?]. Начав упражнения, выполняя наступление и отступление, растягивание и сжатие, нужно делать это тщательно раз за разом. Во время тренировки, каждое движение и каждую статичную позицию, нужно выполнять установленным способом, не допуская беспорядка. Только так можно приблизиться к желаемому, добиться великого применения без применения.

Эта книга предназначена для практических упражнений. Её цель – только объяснить истинный смысл синъицюань, текст грубоват, не сравнится с сочинениями изящной словесности, конечно, он не ограничен литературными канонами. В книге кроме указаний к формам ещё приводятся цитаты из даосского учения, однако, это не сочинение о чудесных силах и блуждающих духах. Читатель может видеть, что полученное им, не лживое учение [ересь].

Книга проясняет природу этого кулачного искусства, основной смысл её – взращивание правильной ци. Конечно, её нельзя сравнить с книгами типа "Собрание техник рук и ног" и "Восемь кусков парчи". Здесь полностью приводятся техники "Двенадцати форм" так, что изучающему всё должно быть ясно с первого взгляда.

Существует множество видов физических упражнений, но только синъицюань находится в полном согласии с естественным путём природы [Неба и Земли], применение его – исправление ци, независимо от пола и возраста любой может заниматься им. Только чтобы не иметь затруднений в сгибании поясницы и ног, а также можно было прыгать без опасности, нельзя одевать короткую одежду с тесными рукавами, больше подойдёт обычная одежда. В этом истинно воинском ремесле есть доля изящного искусства.

Упражнения, описанные в этой книге, не похожи на другие физические упражнения. В других видах или ценят силу или крайнюю мягкость, или учат перемещать ци или владеть оружием и т.д. Поэтому они не сравнятся с чудесным мастерством этого цюань. Упражнения 12 форм соединяют тело и дух [цзиншэнь] в одно целое. Тот, кто долго болел, может выздороветь, кто не поднимался с постели, может поправиться. Это не только изучение кулачного искусства.

В книге к каждой форме прилагается иллюстрация, что позволяет полностью уяснить принципы и природу двенадцати форм, используя присущий им дух, добиться чудесной ловкости. Поэтому нужно изучать форму за формой и соединять их в одно тело, до самого конца не допускать разболтанности. Иллюстрации сделаны при помощи фотоаппарата, для того чтобы ничего не упустить. Если изучающий будет подражать изображениям и усиленно тренироваться, то со временем получит удивительный результат, это совсем не пустые разговоры.


© 2013-2015 Евгений Турышев. Материалы данного сайта нельзя использовать без предварительного согласия автора