Предания об удивительных воинах

武侠奇人传

О мастере Цзян Жунцяо

Настоящий текст является вольным переводом отсюда.

Цзян Жунцяо (姜容樵, второе имя - Гуанъу 光武), родился 1891 в Цанчжоу пров. Хэбэй, отец Цзян Тинцзю (姜廷举) был мастером мицзун (秘宗拳). Под руководством дяди Дэциня (德泰), который имел степень уцзиньши, и дяди со стороны матери Чэнь Юйшаня (陈玉山) изучал "Железную ногу", тайные виды оружия и много других техник по линии передачи Сунь Туна "Рука 10000 умений" (孙通), мицзун - кулак и оружие, захваты циньна и борьбу.

Цзян Жунцяо был человеком светлого ума, поражал людей своей памятью, тренировался целыми днями не зная лени, а изучив приём стремился исчерпывающе понять его принципы. Часто говорил: "Первое - тренировка (гун), второе - сила, третье - книги (канон), четвёртое - записи, пятое - разбор, шестое - удар (практика применения), седьмое - обсуждение, восьмое - объяснения", только когда всё это присутствует в равной мере, результатом будет полное понимание принципов. Ли Цзинлинь (李景林, мастер янциньцюань и эрланцюань) в предисловии к книге "Сборник синъи цзашичуй и башицюань" писал "Когда Цзян Жунцяо упражняется в воинском искусстве, движение его живые, жёсткое и мягкое соединены неразрывно, нет ни малейшей грубости или чрезмерной жёсткости. Полагаю его одним из талантливейших представителей мира гошу. Кроме того, он прекрасно умеет объяснить принципы учения".

В 1920 Цзян Жунцяо, проживая в Тяньцзине, начал преподавать воинские искусства, позднее преподавал в пров. Цзянсу средней школе №10. В 1928, в Шанхае, совместно с господами Ли Фанченем (李芳辰) и Сюй Цзинжэнем (徐静仁), на частные пожертвования организовал "Общество ценителей боевого искусства и морального совершенствования" (尚武进德会), где одновременно с преподаванием много сил отдавал сочинению и изданию книг серии "Библиотечка любителя боевых искусств" (尚武丛书) и "Предания о рыцарях нашего времени"(当代武人奇侠传). В 30х годах организовал "Исследовательское физкультурное общество" (健康试验社) и "Общество изучения рукопашного боя" (击技试验社), кроме него работали ещё Сюй Чжии (徐致一, ученик У Цзянцюаня), Гу Юньгао (贾蕴高), Цао Демо, (曹德模), Ма Бучжоу (马步周) и др., всего более 10 человек. Где они вместе занимались исследованием, систематизацией, сохранением традиций и пропагандой национальных искусств. Работа шла под лозунгом "Укрепляя здоровье с помощью национальных искусств победим врагов!". Также много сил они уделяли изучению трактатов по боевым искусствам.

В 1932г приглашён в "Нанкинский центральный зал национальных искусств" (南京中央国术馆), где работал на руководящих должностях и был главным редактором "Сборника Ушу" (国术丛刊) в течении 12 лет. В это время учитель Цзян вместе с главой "Зала" Чжан Чжицзяном (张之江) и его заместителем Ли Цзинлинем (李景林) представлял "Центральный зал национальных искусств" на смотрах залов национальных искусств, проводил соревнования, организовывал судейство. Помимо этого много сил отдавал исследованиям принципов и истоков ушу. Постоянно ездил в такие места как Чэньцзягоу в Хэнань, Суншанский Шаолинь, Удан, Пучжоу в пров. Шаньси, посещал старожилов, старейшин, читал семейные и архивы и архивы местных народностей, надписи на памятных стелах, пролистал массу местных и уездных хроник, книг из библиотечных фондов, стремясь добраться до истоков. Во время войны с Японией покинул Гошугуань, и 3 года преподавал литературу и историю в "Ваньнаньском Университете (皖南大学)". Учитель был стойким патриотом и постоянно сотрудничал с патриотическим изданиями. 1946г он покинул эту должность и сосредоточился всецело на ушу и писательской деятельности. Когда началась Корейская война, проводил сына на войну в Корею. В тоже время снова набрал учеников и преподавал ушу, а также готовил учебные пособия.

В последние годы жизни постоянно жил в Шанхае, приводил в порядок архивные материалы и писал новые книги. Даже после того как потерял зрение, давал устные наставления ученикам и направляя их обучение. После образования Китайской народной республики в 1949 году также продолжал преподавательскую и писательскую деятельность. После революции, благодаря заботе партии и правительства, непревзойдённое искусство господина Цзяна получило новую жизнь, наполнилось смыслом и получило дальнейшее развитие. В октябре 1953 г был приглашён на "Первую все-китайскую ассамблею народной физкультуры" в качестве заместителя главного судьи. Много раз демонстрировал на Все-китайских конференциях ушу синъи, багуа, мицзун, тайцзичанцюань стиля Чэнь, "Меч водяной ряски", "Волшебную пику багуа" и др. виды кулачного искусства и оружия.

Всю жизнь учитель издавал книги, излагая все тонкости, и раскрывая богатства боевых искусств. Это такие как "Достоверное описание мицзунцюань" (写真秘宗拳), "Достоверное описание материнского кулака синъи" (写真形意母拳), "Сборник синъи цзашичуй и башицюань" (形意杂式捶八式拳合刊), "Учебник по искусству тайцзицюань" (太极拳术讲义), "Истинное описание техники хлыста Хвост тигра Великого Наставника" (写真太师虎尾鞭), "Истинное описание техники хлыста Водяная мельница Великого наставника" (写真太师水磨鞭), "Истинное описание техники боя пикой" (写真鞭枪大战), "Истинное описание техники Меч водяной ряски" 写真青萍剑, "Техника меча-крюка" (昆吾剑), "Шаолиньская техника палки" (少林棍法), "Пика багуа, взламывающая врата" (八卦夺门枪), "Багуачжан" (八卦掌) и др - более 28 штук. Среди них томик "Багуачжан" вышедший в 1963 г, которая переиздавался несчётное множество раз и оказала огромное влияние на развитие и распространение этого стиля. Учитель умер в 1974 г в возрасте 83 лет. Среди его ближайших учеников такие мастера, как Ша Гочжэн (沙国政) и Лу Юнцай (卢永才).

Книги, написанные мастером за 20-30 лет непрерывного труда, в том числе "Багуачжан", изданная в трудных условиях 60х годов, продолжают переиздаваться, хорошо известны и среди зарубежных любителей ушу. В возрасте около 70 мастер написал также "Предания о рыцарях современности" (近代武术家列传) , "100 форм синъи" (形意百形拳), "8 подражательных форм" (象形拳八式) "Багуа саньшоу" (八卦散手掌) и "Записки о деяниях Чэнь Гунчжи" (陈公哲知行录, Чэнь Гунчжи, 1890-1961 - основатель общества Цзинъу 精武体育会), к сожалению, не все успел завершить. Его книги в сумме содержат примерно 5 млн иероглифов, и находятся в многих библиотеках как в Китае, так и за рубежом. Среди них 26 трудов имеющих отношение к ушу, три рассказа о рыцарских похождениях, 12 томиков "Предания о семи рыцарях". Учитель Цзян не жалел сил ради того, чтобы сохранить драгоценную культуру национального традиционного боевого искусства.

Учитель Цзян наставлял учеников: "Мораль (дэ) - основа успехов в изучении искусства, моральный человек обладает правильными устремлениями, а правильные устремления делают технику совершеннее". И ещё: "Чтобы добиться успеха, нужно иметь правильную волю, прилагать усилия и быть искренним" (на кит. это ритмические рифмованные фразы). Обучая учеников, он руководствовался принципом "Учитель должен распознавать гуманного и негуманного, нельзя передавать лишённому гуманности и морали, иначе передача прервётся". Благодаря такой принципиальной позиции он пользовался глубоким уважением в обществе.

Учитель всегда чётко различал добро и зло, был непримиримым врагом любого зла, настоящая "рыцарская кость, стальные кишки". Понятно, что он тем более он ненавидел вражескую оккупацию, что заставляло его только сильнее проявлять талант и волю в своей работе. Как вспоминает господин Ян Цзи-э (杨基峨, его ученик):"В 1920г в октябре учитель Цзян служил на железной дороге Цзиньпу (津浦铁路),в одном квартале Тяньцзиня, где он покупал книги, увидел как 7-8 русских злобно избивали китайца. Учитель пришёл в ярость, сбросил халат, завернул в него книги, спокойно встал перед здоровенным детиной (马克洛微奇 Ма-кэ-ло-вэй-ци - Михайлов?), сказал пытаясь их вразумить 'Что вы себе позволяете!'. Не успел смолкнуть звук этих слов, как Ма уже наносил рубящий удар в лицо. Учитель лишь немного прихватил локоть и поставил ладонь точно против груди противника (точка Хуагай 华盖穴), у того лицо стало серым и он пошатнулся и упал на землю, а изо рта пошла пена и кровь. В этот момент несколько русских бросились сбоку, учитель ловко уклонился используя шаги багуа, зашёл противникам за спину и атаковал, хватало одного касания, не тратился на несколько приёмов, двинул на восток, развернулся к западу и противники разбежались как крысы. После стало известно, эти русские любили издеваться над китайцами и устраивать избиения, учитель вступился, показал силу иностранцам, прекрасный пример защиты достоинства нашего народа!"

и последователи учителя Цзяна есть во всей стране, в "Записях о передаче синъицюань" (形意拳师承宗谱) среди его личных учеников числятся Цзян Цзунъи, Цзян Цзунтао, Чжан Вэньгуан, Ша Гочжэн, Цзи Юаньсун, Цао Гун, Ян Бантай, Цзоу Шусянь, Лу Юнцай, Гэ Тяньшэнь, Шэнь Чжунчу (姜宗毅、姜宗陶、张文广、沙国政、季远松、曹恭、杨邦泰、邹淑娴、卢永才、葛天生、沈仲初)

Учитель Цзян Жунцяо всю жизнь тяжело трудился не для славы и не для денег, все его устремления были направлены на пропаганду ушу, развитие и изучение национальной культуры. Он так сказал о себе: "Я родился весной и умру весной, таким же молодым как раньше, весна не кончается и я тоже не исчерпался. Пока есть хоть немного сил и дыхания, я не прекращу свою работу по пропаганде, исследованию и систематизации ушу".

O книге "Предания об удивительных воинах" и других книгах мастера

Цзян Жунцяо написал множество книг технического характера, где описываются техника и комплексы стилей, которые он изучал и преподавал. Его книги содержат великолепные фотографии, великолепные, если не по по качеству съёмки (фото-техника и печать были ещё не совершенны), то по качеству исполнения и представления техники ушу. Каждое фото наполнено силой и жизнью, каждая поза выверена с позиций требований стиля. Прежде всего я имею ввиду книги по синъи, которые мне служили долгое время учебниками.

К сожалению, мастер Цзян не оставил книги с описанием техники 12 животных в его варианте синъи, есть только книги по 5 кулакам, комплексам башичуй и цзашичуй и некоторым видам оружия. Однако его знаменитый ученик Ша Гочжэн, передал стиль Цзян Жунцяо своим ученикам, в частности замечательному мастеру Ло Цзиньхуа, который и пропагандирует его в настоящее время. Этот вариант синъи, типично северная ветка дерева Ли Лонэна, имеет довольно объёмные дорожки 12 животных, с большим количеством движений (на мой взгляд, слишком большим), заметно отличающиеся от школ Ли Цуньи или Сунь Лутана. В целом стиль напоминает описанный другим Тяньцзинским мастером - Сюэ Дянем (形意拳术讲义,薛颠), что и не удивительно.

Невозможно не сказать и пару слов о мастере Ша Гочжэне. Будучи учеником такого уважаемого учителя и сам был незаурядной личностью. Всю жизнь занимался ушу и до самого её конца сохранял живость и подвижность при исполнении техники синъи и багуачжан. Достаточно посмотреть на съёмки в возрасте 82 лет. Он, также как его учитель, подготовил немало учебных материалов - создал объединённый комплекс синъи (включающий 12 форм, базцыгун, баши, цзашичуй, усинлянхуань), большой парный комплекс синъи (88 форм), комплекс "Багуачжан формы льва". А также сделал на основе дуйлянь тайцзицюань Ян Чэнь Янлиня, свой вариант тайцзи-дуйлянь, который, вероятно, сейчас является наиболее популярным парным комплексом тайцзи. Всего и не перечислить.

Самая известная из книг Цзян Жунцяо - "Багуачжан" 63г выходила и в России во множестве переводов (и вольных пересказов). Пожалуй, этот комплекс багуачжан, вновь составленный, не будучи жёстко привязанным ни к одному из традиционных стилей, является одним из самых популярных. Его делают и представители других традиционных стилей багуачжан и те, кто в основном занимается другими видами ушу, например, синъи.

Однако "Предания об удивительных воинах" среди всех этих книг стоят особняком. Честно говоря, прочитав название, я ожидал увидеть биографические очерки об известных автору людях. И правда, в книге действуют персонажи действительно имеющие прототипом реальных мастеров как Лю Дэкуань (создатель 64 прямых дорожки багуа, очень популярного комплекса применений) и Дун Хайчуань - основатель багуачжан, но вряд ли кто-то поверит в достоверность описываемых событий. Тем не менее автор много раз повторяет, что его сочинение - это не "рыцарский роман", в которых один вымысел, а чуть ли не документальные хроники.

Как бы то ни было, книжка интересна хотя бы тем, что она передаёт аромат того времени, изобилует массой деталей из жизни странствующих бойцов и охранников караванов. И, конечно, впитала в себя много фольклорных историй о воинских подвигах и мистических явлениях. А также интересна личным взглядом известного мастера ушу на всё это и на различные явления общественной жизни.

И немного о переводе. В оригинале не везде можно прочитать иероглифы, печать грязная, а некоторые знаки отсутствуют в словаре, поскольку уже заменены другими. Отдельные слова из быта 19 века ушли вместе с предметами, которые они обозначают. Поэтому кое-где в переводе пробелы. Смысл многих фраз, когда автор ссылается на исторические события древнего Китая или современные ему события или на местные достопримечательности или на бытовые явления и предметы, многие из которых уже исчезли из обихода, часто трудно понять вне контекста. Поэтому я оставил необходимые для понимания дополнительные сведения, как правило найденные на просторах сети, в виде курсива в скобках. В книге много афоризмов, как чэнъюй так и более современных поговорок и просто образных выражений. Однако передавая смысл фразы, теряем ту особую форму, которая выражает дух языка и специфику мышления народа, народный юмор. Поэтому также местами я оставил курсивом буквальный перевод.


© 2013-2015 Евгений Турышев. Материалы данного сайта нельзя использовать без предварительного согласия автора